«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

12 февраля 2024, 21:33 333 0 Автор: Золотая Орда

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

Взятие Ташкента генералом Черняевым 16 июня 1865 года. Холст, масло; 179 × 332 см. Артиллерийский музей в СПб, инв. № 25/16.

С конца XVIII века территории Центральной Азии перешли под контроль Российской империи и Китая. Эти завоевания определили будущее региона, который оказался вовлечён в ключевые события XX века и вступил на путь модернизации. В книге «Центральная Азия: от века империй до наших дней», переведённой на русский язык Анной Поповой, историк Адиб Халид рассказывает, как власть крупных держав, а также преобразования, которые в них происходили, влияли Центральную Азию и её население. Предлагаем вам ознакомиться с фрагментом о том, как Российская империя управляла территориями в Туркестане.

Колониальный порядок

В 1873 году Юджин Шайлер, секретарь американского представительства в Санкт-Петербурге, собрал чемоданы и отправился исследовать новые завоевания России в Центральной Азии. Зачастую он критиковал то, что там видел, даже когда полагал, что российская власть улучшила ситуацию по сравнению с тем, как было при «местном деспотизме». Однако при первом впечатлении Ташкент его просто поразил.

«В первый вечер по приезде в Ташкент я сидел на веранде, — писал он, — и мне с трудом верилось, что я в Центральной Азии. Мне казалось, будто я нахожусь в каком-нибудь небольшом городке центрального Нью-Йорка. Широкие пыльные улицы в тени деревьев; отовсюду слышится журчание воды; маленькие белые домики чуть в стороне от улиц, перед ними деревья и изгороди; огромная площадь, заросшая травой и цветами, а посередине церквушка — всё это вызывало у меня ощущение чего-то знакомого».

Шайлер описывает новый город, построенный русскими по другую сторону реки Анхор от ташкентской крепости.

«При дневном свете, — продолжал он, — Ташкент напоминает какой-нибудь американский городок на Западе — Денвер, например, — хотя ему и не хватает тамошней энергичности, а вместо индейцев и шахтёров здесь сарты в тюрбанах и халатах».

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

Главным местом общения для местных жителей был базар

Шайлер интуитивно воспринимал российский Ташкент как фронтирное поселение. Такое описание было бы ещё уместнее для городов, возникших в степи на российских линиях укреплений. Орск, Семипалатинск, Верный (ныне Алматы) и Пишпек (ныне Бишкек) выросли вокруг российских крепостей и изначально были пограничными посёлками.

Интуиция не подвела Шайлера. Он напоминает нам о том, что Россия завоевала Центральную Азию примерно в то же время, когда США покоряли американский Запад, и помогает нам рассмотреть оба эти завоевания в более широком контексте колониализма. Как и у Соединенных Штатов, у Российской империи не было официальных колоний, которые бы отличались территориально или юридически от имперской метрополии, однако обе эти державы в XIX веке были колониальными государствами.

Экспансия России в Центральную Азию была неотъемлемой частью европейской колониальной экспансии по всему миру в XIX веке, и как сами русские, так и их соперники именно в таком качестве её и рассматривали. В 1864 году, когда российская армия продвигалась к югу от Сырдарьи, министр иностранных дел России князь Александр Горчаков направил российским послам за рубежом меморандум, в котором излагалось официальное обоснование российской экспансии в Центральной Азии.

«Положение России в Центральной Азии подобно положению всех цивилизованных государств, вступающих в контакт с полудиким кочевым населением, не имеющим определённой социальной организации, — писал он. — В таких случаях всегда выходит так, что более цивилизованное государство в интересах безопасности своих границ и торговых отношений обретает определённое превосходство над теми, кого присущий им неспокойный и невоздержанный нрав превращает в самых неудобных соседей».

Он подчёркивал, что подобное переживают все великие державы:

«Соединенные Штаты Америки, Франция в Алжире, Голландия в её колониях, Англия в Индии — все они оказались вынуждены, не столько из-за амбиций, сколько в связи с насущной необходимостью, продвигаться вперед, и самая большая трудность состоит в том, чтобы знать, когда следует остановиться».

Различия между цивилизациями были здесь ключевым понятием, поскольку, как утверждал Горчаков, «особенность азиатов заключается в том, что они не уважают ничего, кроме видимой и ощутимой силы; у этической силы разума и интересов цивилизации пока нет над ними власти».

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

28 апреля 1865 г. генерал-майор М. Г. Черняев подошёл к крепости Ниязбеку, расположенной в 27 км от Ташкента. 29 апреля из Ташкента было выслано к Ниязбеку до 3 тысяч войск при двух орудиях, но Черняев быстро их обратил в бегство и Ниязбек в 10 часов вечера сдался.

Британские наблюдатели обнаружили множество параллелей между российской Центральной Азией и британской Индией. Лорд Керзон, будущий вице-король Индии и министр иностранных дел Великобритании, путешествовал по Центральной Азии в 1888–1889 годах среди прочего для того, чтобы изучить, «какими методами действуют [русские], и сравнить их результаты с деятельностью Англии в Индии». Российские авторы с его сравнением соглашались, даже если считали российское правление в Центральной Азии гуманнее британского империализма в Индии.

Подобные параллели часто возникали и в российской общественной жизни, причём Туркестан чаще сравнивали с британской Индией или Алжиром, чем с другими частями самой Российской империи. Центральная Азия была колонией Российской империи.

Несмотря на то, что у колониализма, как и у любого другого термина в гуманитарных науках, нет единого общепринятого определения, мы будем обозначать им совокупность практик и концепций, возникших в XVII веке, в рамках которых европейские империи начали осмыслять огромные непреодолимые различия между метрополией и колониями (и колониальными подданными). Эти различия рассматривались с точки зрения цивилизации, расы и этнической принадлежности и под них всё чаще подводились научные основания.

Колониальные империи утверждали, что несут в мир цивилизацию, которая подарит местным жителям порядок и достойное управление, способное поднять их до уровня цивилизованного государства. Между претензиями насадить среди туземных народов просвещение и ощущением того, что различия непреодолимы в принципе, сохранялась некая напряжённость, и, похоже, оказывалось, что уже и не столь важно, какого прогресса добились аборигены: всё равно им было ещё очень и очень далеко до подлинной цивилизации. Именно такое представление о различиях было у Горчакова, когда он предложил своё обоснование экспансии.

Российской империи управлять различиями было не впервой. В неё входили разные территории, и каждая подчинялась своим особым законам, а разветвлённая система рангов и статусов помещала различные социальные группы внутрь сложной социальной иерархии. Мусульман Волго-Уральского региона, завоёванного в XVI веке, интегрировали в империю как раз в соответствии с такими принципами. Однако пропасть, отделяющая Россию от Центральной Азии, была гораздо глубже, и она была концептуализирована при посредничестве языка европейского колониализма XIX века, а не старых русских представлений о различиях. Такое понимание различий и определило стиль управления в Центральной Азии.

Коренное население региона так и не ассимилировалось с общей для империи системой рангов и иерархией. Юридически они оставались инородцами, чужими — и эта категория подразумевала отсталость и наличие моральной дистанции. В Туркестане коренное население называли туземцами, со всеми вытекающими колониальными коннотациями этого термина.

Жители Центральной Азии были освобождены от обязательной военной службы, которая считалась важным признаком принадлежности к империи. Протектораты, навязанные Бухаре и Хиве, были для Российской империи явлением уникальным, причём позаимствованным у европейского империализма XIX века. Они словно вошли в состав империи за здорово живёшь, «по скидке» — так, что колониальная держава оставила на троне местных правителей, чтобы те управляли своими подданными по своему усмотрению и за свой же счёт, при этом отказывая им в праве на экономическую независимость и ведение внешней политики. Британцы повсеместно использовали этот метод в Африке и в Индии, где сотни княжеских государств сосуществовали с провинциями, которые находились непосредственно под управлением Британии. Правители этих княжеских государств подчинялись британским представителям (назначенным вице-королем), которые обычно жили при дворе. Именно эту модель русские переняли для Бухары и Хивы. «Политический представитель» с резиденцией в Кагане, городе недалеко от Бухары, но входящем в российский анклав, служил переговорщиком с эмиром от лица России. Хивинский хан общался с российским чиновником в Петро-Александровске, русском городке в 80 км от Хивы.

Колониальные различия были вписаны в пространство, социальные практики и законы. Новый русский город в Ташкенте — широко распространённый феномен колониального урбанизма.

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

Русский Ташкент конца XIX в.

Англичане и французы тоже строили у себя в колониях новые города, призванные продемонстрировать превосходство цивилизации завоевателей. Русский Ташкент своими широкими прямыми бульварами резко контрастировал с путаными улочками Старого города.

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

Он был словно небольшой островок России посреди Туркестана. Уже в 1875 году, когда новому городу ещё не было и десяти лет, один гость из Венгрии отмечал, что «можно годами жить в российском Ташкенте, даже не подозревая о существовании сартской части города».

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

Старый город состоял в большей степени из одноэтажных глинобитных жилых домов с плоскими крышами. Только медресе и мечети были выстроены из жжёного кирпича. Особенность жилых домов состояла в том, что они не имели окон на улицу: двери и окна из комнат выходили исключительно во двор.

Ташкент был первым и самым важным из «новых городов» России, однако такие районы вырастали и в Самарканде, Коканде, Маргилане и Худжанде. Апартеида не существовало, и многие богатые жители Центральной Азии строили дома в новых городах, хоть они и были явно российскими территориями. В колониальном Ташкенте появилось муниципальное собрание, газовое освещение, трамвайная линия (которую в 1912 году механизировала одна бельгийская компания), театры, парки и рестораны. К 1917 году, концу имперской эпохи, здесь уже проживала треть всего населения города.

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

Дворец великого князя Николая Константиновича был сооружён в Ташкенте в 1890 г. B.C. Гейнцельманом. Ныне в реставрированном здании - Дом приёмов МИД Узбекистана. Почтовая открытка издательства, И.А. Бек-Назаров, 1909 г.

Российскую администрацию Туркестана возглавляли военные. Все генерал-губернаторы и все губернаторы округов были офицерами. В их ведении было два уровня бюрократии. Верхний уровень функционировал исключительно на русском языке и почти полностью состоял из русских и других представителей европейских народов Российской империи. Управленцы нижнего уровня, на котором империя взаимодействовала с местными жителями, набирались из числа этих самых жителей, и они вели свою деятельность на местных языках. В районах с осёдлым населением владельцы собственности избирали выборщиков (элликбоши), которые, в свою очередь, избирали деревенских старейшин (аксакалов) и начальников полиции на уровне округа (волости). Аналогичная, основанная на выборности, система управления образовалась и у кочевого населения.

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

Кочевые узбеки Ташкентского района

Колониальный порядок сформировал двойственный характер социума: русское и мусульманское общества жили бок о бок и при этом мало взаимодействовали. Апартеида или правовой сегрегации не наблюдалось, однако между русскими и местными существовало чёткое пространственное разделение. Первых посредников русские нашли среди купцов, у которых уже был коммерческий интерес к российской торговле. Вскоре после разграбления Ташкента Михаил Черняев, генерал-завоеватель, наградил 31 человека за «усердную службу и преданность российскому правительству».

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

В 1885-95 гг. в Ташкенте возникло 28 новых промышленных предприятий. В начале XX в. их число увеличилось до 53. Среди них: 10 хлопкоочистительных, 9 кожевенных, 4 пивоваренных, 3 чугунолитейных и механических и др.

Сейид Азимбай Мухаммадбаев, купец с обширными торговыми связями в России, существовавшими ещё до завоевания, был одним из первых посредников российской власти в Ташкенте. Он получил в Санкт-Петербурге звание потомственного почётного гражданина от самого царя, а его семья стала важной опорой мусульманского общества в Ташкенте. Однако основное бремя общения с местными жителями — в том числе с теми, кто занимал низшие ступени административного порядка, созданного русскими, — легло на плечи татарских или казахских переводчиков, прибывших с армиями завоевателей.

Константин Кауфман, первый генерал-губернатор Туркестана, основал в главных городах русские школы, однако его надежды привлечь в них местных учеников Азии не оправдались. Почти никто из родителей не хотел отдавать сыновей в русские школы, опасаясь, что там они утратят свою религию или культуру.

«Центральная Азия: от века империй до наших дней»

Ташкент, Кауфманский проспект

В 1884 году Николай Розенбах, преемник Кауфмана, основал так называемые русскоязычные школы, где по утрам предлагалась базовая русская учебная программа, а во второй половине дня — дабы завоевать доверие родителей — уроки муллы. И даже у них работа поначалу не ладилась. Местная знать, которую обязали отправлять сыновей в такие школы, часто нанимала детей бедняков из окрестностей, чтобы те учились вместо них. Ситуация менялась лишь постепенно.

К началу XX века, когда значение русского языка в повседневной жизни стало возрастать, известную популярность обрели и эти учебные заведения. В последние годы царского правления видные граждане Туркестана обращались к правительству с просьбой открыть больше таких школ. Выпускники этих школ и сформировали класс посредников, в которых нуждалась Российская империя в Туркестане. Однако за пределами этой небольшой прослойки русский язык мало кто понимал.

Источник: Халид. А. Центральная Азия: От века империй до наших дней / Адиб Халид; пер. с англ. Анны Поповой. — Москва : Альпина нон-фикшн, 2024. — 750 c.

Источник : nplus1.ru

Реклама

Комментарии ()

    Написать комментарий

    Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены символом *

    Похожие материалы
    О начальном этапе происхождения тюрков и их ДНК
    383 0
    О начальном этапе происхождения тюрков и их ДНК

    Где находится изначальная родина тюрков? Кем были древние тюрки, монголоидами или европеоидами?

    22 февраля 2024
    Бурятские шахматы «шатар»: история, правила и современность
    555 0
    Бурятские шахматы «шатар»: история, правила и современность

    Буряты жадно любят эту игру, в которой побеждает преимущество интеллекта.

    31 января 2024
    Происхождение сяньби связали с популяциями Большого Хингана и бассейна Амура
    626 0
    Происхождение сяньби связали с популяциями Большого Хингана и бассейна Амура

    Палеогенетики прочитали ДНК людей, останки которых нашли в древнем некрополе сяньби.

    16 января 2024
    Монгольский генетический компонент в генофонде коренных народов Сибири, Средней Азии и Восточной Европы
    29 0
    Монгольский генетический компонент в генофонде коренных народов Сибири, Средней Азии и Восточной Европы

    Одним из недавних по времени появления компонентов в генофонде большинства этносов Сибири, Средней Азии и Восточной Европы является монгольский генетический компонент, маркирующий одну из самых последних волн миграций на территории Северной Евразии.

    Вчера
    Статьи
    О начальном этапе происхождения тюрков и их ДНК
    383 0
    О начальном этапе происхождения тюрков и их ДНК

    Где находится изначальная родина тюрков? Кем были древние тюрки, монголоидами или европеоидами?

    22 февраля 2024
    Цыбен Жамцарано: история жизни
    352 0
    Цыбен Жамцарано: история жизни

    Сложившаяся ситуация направила некоторых бурятских интеллигентов на поиск других путей своей свободы.

    16 февраля 2024
    Борьба Чингисхана за образование Великого Монгольского государства
    379 0
    Борьба Чингисхана за образование Великого Монгольского государства

    Чингисхан преодолел тяжёлый путь вооружённой борьбы для объединения монгольских племён.

    11 февраля 2024
    Статьи
    Екатерина II как воплощение Белой Тары: обожествляли ли буряты Романовых?
    396 0
    Екатерина II как воплощение Белой Тары: обожествляли ли буряты Романовых?

    Николай Цыремпилов - ассоциированный профессор Назарбаев университета, на основе сопоставления и анализа документальных, нарративных и фольклорных источников на бурятском, русском и тибетском языках внёс ясность в этот вопрос.

    05 февраля 2024
    Статьи
    Бурятские шахматы «шатар»: история, правила и современность
    555 0
    Бурятские шахматы «шатар»: история, правила и современность

    Буряты жадно любят эту игру, в которой побеждает преимущество интеллекта.

    31 января 2024